Пациенты против врачей частных клиник: всегда ли медицинские скандалы объективны?

По данным Росздравнадзора за I квартал 2024 года, в ведомство обратилось с различными жалобами и предложениями 25 872 человека. Большая часть обращений граждан касается качества и безопасности оказываемых медицинских услуг (74,2 %). В 14,7 % случаев заявители жаловались на частные клиники. 

Согласно статистике, после проверки информации Росздравнадзором факты нарушений не подтвердились в 2 668 случаях, частично подтвердились — в 955 случаях. Ведомству чаще приходится заниматься разъяснительной работой — ответные письма с анализом ситуаций заявителей были направлены 21 322 авторам документов. Из всего объёма обращений только 516 требований граждан были удовлетворены, а в 955 случаях были обнаружены реальные нарушения. 

И здесь мы говорим обо всех обращениях, которые связаны не только с претензиями к качеству медицинских услуг, но и с вопросами лекарственного обеспечения, обращения медицинских изделий и ряда других проблем. Однако и этих данных достаточно, чтобы сказать о том, что далеко не всегда претензии пациентов объективны. 

Согласно исследованию Росстата, статистика смертности при хирургических вмешательствах по стране практически не меняется. Если в 2000-м году 2,4 процента пациентов по стране умирали при операционных вмешательствах, то в 2017 году число умерших составило 2,8%. Данная статистика учитывает как государственные, так и частные учреждения. 

Однако, в последние годы в СМИ регулярно публикуется информация об учащение смертности при оперативных вмешательствах именно в частных клиниках. К примеру, громкий скандал в СМ-клинике, где пациентка погибла в результате тромбоэмболии, то есть, осложнения первого этапа реабилитационного периода. 

При этом, статистические данные — соотношение количества пациентов и летальных случаев, всегда умалчивается. А ведь соотношение 1 к 100 и 3 к 1000 объективно оценить только в процентах. Справедливы ли нападки по отношению к частным клиникам?

В рамках социально-значимого общественного проекта «Частная медицина — это не про бизнес” команда +7 ПРОДАКШНЗ «» решила провести детальное исследование и ответить на вопрос выше, который уже давно волнует медицинское сообщество нашей страны.



Пластическая хирургия как объект нападок пациентов

 

Несмотря на то, что врачи всех специальностей могут стать объектами нападок со стороны пациентов, докторов, работающих в сфере пластической хирургии, общество окружает повышенным вниманием. Пластические хирурги вынуждены брать на себя двойную ответственность — за качество оказанных медицинских услуг и за понимание пациентом всех возможных рисков. Ведь в большинстве случаев к пластическим хирургам пациенты идут по личным эстетическим соображениям. 

 

Ещё в далёком 2011 году Московское городское бюро судебно-медицинской экспертизы утверждало, что 7-10 % случаев дел, связанных с некачественным лечением, приходится именно на сферу пластической хирургии. Но всегда ли виноват врач? Хирурги назвали случаи, когда ответственность лежит на пациенте или не может быть возложена на врача в силу объективных причин:

 

  1. Несоблюдение рекомендаций доктора. Общие запреты после пластических операций — придерживание принципов здорового питания и отказа от вредных привычек (без солёного, жареного, фастфуда, алкоголя и табака), а также запрет на посещение бань, саун, пляжей для загара. Частные запреты: например, при блефаропластике необходимо существенное ограничение нагрузок на глаза в течение 5-7 дней — нельзя читать, смотреть телевизор, работать за компьютером. 
  2. Индивидуальные особенности организма или жизни пациента. Чаще всего это аллергия — например, на шовные материалы или импланты. А если пациент принадлежит к веганам-сыроедам или намеренно ограничивает употребление белка, то ему стоит готовиться к длительному периоду восстановления. Ведь именно белки отвечают за регенерацию тканей. 
  3. Сокрытие информации о собственных заболеваниях. Если пациент страдает, например, сахарным диабетом, нарушениями свёртываемости крови, гипертонией, то результаты пластической операции могут стать непредсказуемыми. 

Громкие скандалы против пластических хирургов с оправданием врачей

 

Российская практика знает немало случаев, когда результаты работ пластических хирургов подвергались жёстким нападкам общественности, однако в судебном процессе обвинения не подтвердились.

 

Дело Тимура Нугаева. Молва успела окрестить его как «Хирург Руки-Ножницы» после жалобы видеоблогера Анастасии Шпагиной, утверждавшей, что она пострадала от неудачной ринопластики. Однако в суде врачу удалось доказать, что медицинская услуга оказана качественно, а недовольство пациента не говорит о дефектах в работе пластического хирурга. 

 

Дело Марсело Нтире. Врача обвиняли в смерти пациентки, утверждая, что он во время операции работал без анестезиолога и неправильно подобрал препарат для анестезии. Однако хирург доказывал, что пациентка скончалась из-за анафилактического шока, и что он сделал всё необходимое, чтобы её спасти — ввёл адреналин, вызвал бригаду скорой помощи, использовал аптечки и дефибрилятор. Верховный суд РФ оправдал врача, хотя нижестоящие инстанции вынесли ему приговор на 3 года лишения свободы в колонии общего режима.  

 

Нередки и ситуации, когда пациенты, «зарыв топор войны» и не вспоминая о негативном, по их мнению, опыте общения с врачами, внезапно «вспоминают» их. Причём дело далеко не всегда заканчивается приватными разговорами с докторами или руководством клиник — оно может доходить до громких ТВ-сюжетов, где случаи, произошедшие несколько лет назад, выдаются за новые и случившиеся только что. 

 

Ярким примером этому может служить ситуация вокруг пластического хирурга Тимура Хайдарова. В большинстве случаев врач старается решить конфликты с пациентами мирно, однако и ему приходится подавать в суды иски о защите деловой репутации, поскольку конфликты выходят на публику и вредят профессиональной работе.

 

Повышенная конфликтность в отношениях между врачами и пациентами зачастую не только результат объективно некорректных действий медицинского персонала, уверена член правления Национальной Ассоциации медицинских организаций и Президент Ассоциации юристов медицинских клиник Ирина Клопова. По её словам, оказание медпомощи неизбежно связано с сопровождением пациента, воспринимающего многие вещи критически остро, от общей мировой обстановки, контекста жизни семьи пациента, его психологического состояния в конкретный момент. Аналогичные аспекты работают и в отношении медицинского персонала, ведь мы часто забываем, что врач – это тоже человек со своими эмоциями и потребностями, а не робот.

Существует ли потребительский экстремизм? 

В 2021 году издание «Медицинский вестник» совместно с компанией RNC Pharma выяснили, что 70 % медклиник часто сталкиваются с ситуациями потребительского экстремизма. И только 3 % клиник никогда не сталкивались с таким явлением. 

Ирина Клопова считает, что случаи потребительского экстремизма слишком распространены. Велико штрафное бремя для клиник – неустойка, моральный вред, штраф в рамках закона о защите прав потребителей, который действует в случаях оказания платной медицинской помощи.

«К тому же тенденция судебной практики говорит о возможности взыскать деньги даже при отсутствии прямой причинно-следственной связи между действиями врача и последствиями, о которых говорит пациент (так называемый косвенный вред). А ещё взыскивают компенсации за бумажные дефекты ведения медицинской документации, то есть когда лечение проведено грамотно, вреда здоровью нет, а пациент получает деньги, ибо врач мог ошибиться в заполнении карты», — говорит эксперт. 

В результате потребительский экстремизм может привести к тому, что врачи не захотят более оставаться в профессии. Сиюминутная выгода пациента-«экстремиста» скажется на других людях, которые будут лишены возможности получить своевременную медицинскую помощь квалифицированного специалиста, если он не выдержит подобного морального и финансового давления и примет решение об увольнении.

Риски врачей и репутация клиники

Зачастую врачей, попавших «под раздачу» инфоповода, просят уйти с работы. И не важно, частная это клиника или государственная. Сам инфоповод при этом необязательно негативный, однако медклиники перестраховываются, стараясь отстраниться от «популярных» специалистов. 

Так, известен скандал, произошедший в апреле 2024 года с пластическим и реконструктивным хирургом Алексеем Дикарёвым, который совершил настоящий подвиг — смог восстановить лицо четырёхлетнего мальчика, растерзанного собакой. Операция по «пришиванию» скальпированных лоскутов лица ребёнка проводилась впервые не только в России, но и во всём мире. Благодаря профессионализму докторов она прошла успешно.

Операция проводилась в государственной клинике, а Дикарёв является практикующим хирургом частной. Высококвалифицированного хирурга, преподающего в университете, попросили провести эту операцию, так как его компетенции и опыт позволял с большей вероятностью провести уникальную операцию успешно. 

Однако после успешного исхода хирурга уволили из Университета, из-за чего первоклассный хирург лишился возможности проводить операции в госклинике. По словам врача, он знал, что история может закончиться подобным образом. Общественный резонанс и благодарные родители ребёнка, к счастью, не допустили подобной несправедливости — хирурга восстановили в должности. 

Чаще бывает иначе. Врач, репутация которого осквернена крупным медийным скандалом, лишается возможности заниматься профессиональной деятельностью. Бывшие любимцы пациентов становятся изгоями, ведут буквально отшельническую жизнь, в лучшем случае, консультируя тех, кто не поддался влиянию СМИ. 

Все это говорит о том, что врачи, а в особенности пластические хирурги, несут повышенные риски «креста на карьере» только из-за того, что они профессионально выполняли свою работу. 

Выводы

Далеко не всегда врачи оказываются реальными виновниками публичных скандалов. Иногда пациенты находятся в иллюзиях собственных ожиданий, иногда не выполняют предписаний докторов, чтобы ускорить восстановление. Нередки и случаи потребительского экстремизма — ситуаций, когда пациенты доводят конфликты до крайности в надежде получить хорошую компенсацию от клиники. И хотя случаи реального нарушения прав пациентов также имеют место быть, согласно статистике, их очень мало из общего числа жалоб в надзорные инстанции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Post

Эксперт Президентской академии в Петербурге про новые модели отечественных автомобилейЭксперт Президентской академии в Петербурге про новые модели отечественных автомобилей

«Автотор» начал производство четырех моделей легких коммерческих автомобилей под собственным брендом Ambertruck, говорится в сообщении компании

Цифровая дочка РЖД займется доработкой билетной системы 18 пригородных компанийЦифровая дочка РЖД займется доработкой билетной системы 18 пригородных компаний

Через эту билетную систему приобретают проездные документы пассажиры 18 пригородных пассажирских компаний из почти 60 регионов страны. Предполагается значительно расширить функциональные возможности системы, добавить удобные сервисы и перевести ее на